Подпишитесь на нашу Тележку, чтобы быть в курсе!

Иван Семенович Барков -Лука Мудищев (18+!!!)

Читает Семен Фурман

"Лука Мудищев". Автор неизвестен. Год написания - тоже. Поэма всегда приписывалась Ивану Семеновичу Баркову, умершему за 30 лет до рождения Пушкина. Барков, по всем признакам, написать ее никак не мог. Последние исследования предполагают коллективное творчество Прова Садовского (1818–1872) и его товарищей, актеров Малого театра. Так что, это произведение, вероятнее всего, появилось на свет приблизительно в середине 19 века, после чего постоянно видоизменялось и дополнялось, переходя в рукописных вариантах из рук в руки. Первая аудио-запись поэмы принадлежит великому русскому актеру Василию Ивановичу Качалову, который сделал ее, скорее всего, в конце тридцатых годов, во время гастролей МХАТА в Америке. «Академического» текста поэмы не существует, но в исполнении Семена Фурмана звучит «все лучшее», что было написано под этим названием за полуторавековую историю. Предупреждаем слушателей, что это произведение, будучи несомненно литературным памятником, является нецензурным и даже, мы бы сказали, «энциклопедией русского мата».

Барков, Иван (Семенович или Степанович, достоверно не известно)


Переводчик и стихотворец, давший свое имя «незаконному» литературному жанру «барковщины». Родился в 1732 году, в семье священника; был принят в число студентов академического университета. Учился Б. прекрасно; в поведении был, как выразился один из академиков, «средних обычаев, но больше склонен к худым делам», пьянствовал и скандалил, за что, после ряда столкновений с полицией, был в 1751 году исключен из университета и определен в академическую типографию учиться наборному делу, но в то же время прилежно продолжал учиться «российскому штилю» и новым языкам. В 1753 году Б. был определен в академическую канцелярию писцом; потом был корректором и переводчиком. Умер в 1768 году; распространенная легенда сообщает, что Б. умер от побоев в публичном доме и перед смертью успел произнести с горькой иронией «resume» собственной жизни: «жил грешно и умер смешно». Литературное наследие Б. делится на две части - печатную и непечатную. К первой относятся «Жития князя А. Д. Кантемира», приложенное к изданию его «Сатир» (1762), ода «На всерадостный день рождения» Петра III, «Сокращение универсальной истории Гольберга» (с 1766 года несколько изданий). Стихами Б. перевел с итальянского «драму на музыке» «Мир Героев» (1762), «Квинта Горация Флакка Сатиры или Беседы» (1763) и «Федра, Августова отпущенника, нравоучительные басни», с приложением двустиший Дионисия Катона «о благонравии» (1764). По свидетельству Штелина, Б. начал переводить Фенелонова «Телемака» стихами. Б. мастерски владел стихом; это особенно видно по второй, непечатной части его литературной деятельности, которая одна и сохранила его имя от забвения. Уже в начале 1750-х годов, как рассказывает Штелин, стали ходить по рукам «остроумные и колкие сатиры, написанные прекрасными стихами, на глупости новейших русских поэтов». Н. И. Новиков сообщает, что «сей человек, острый и отважный», написал «множество целых и мелких стихотворений в честь Вакха и Афродиты, к чему веселый его нрав и беспечность много содействовали». Степенный Карамзин называет Б. «русским Скарроном», а Бантыш-Каменский сравнивает его с Пироном. В его здоровой и грубой (нет возможности привести даже заглавия стихотворений Б. ) порнографии нигде не чувствуется острого и заманчивого соблазна; она отражает нормальную натуру и дикий, но здоровый быт. Б. был сквернослов, какого не знает ни одна литература, но было бы ошибкой сводить его порнографию исключительно к словесной грязи. Опережая на много лет свою эпоху стихотворной техникой и литературным вкусом, Б. сознательно издевался над обветшалыми чужеземными традициями оды и трагедии и, отравляя своими веселыми и меткими пародиями жизнь «российскому Волтеру» и «северному Расину» - Сумарокову, распространял в обществе семена критического отношения к старым литературным формам. Наблюдательный и задорный, Б. был первым русским литературным пародистом и одним из первых представителей литературного пролетариата. Несмотря на горькую, нищенскую и пьяную жизнь, юмор Б. заразительно весел. Б. вполне народен и по языку, и по раскрывающемуся в его произведениях быту. Ему нельзя отказать в некоторой роли в истории русской литературы не только как талантливому юмористу и литературному пересмешнику, но и как выразителю своеобразной психологической черты народности. В Императорской публичной библиотеке хранится рукопись, относящаяся к концу XVIII или началу XIX века, под названием «Девическая игрушка, или Собрание сочинений г. Баркова», но в ней рядом с несомненными стихами Б. есть немало произведений других, безвестных авторов. Биографические и библиографические сведения о Б. собраны С. А. Венгеровым ("Критико-Биографический словарь русских писателей и ученых", II, 148–154; «Русская поэзия», I, 710–714, и примечания 2–6; «Источники словаря русских писателей», I, 165–166).

+ Текст произведения